Ирина Розанова: «Я бита была всеми»

Знаменитая актриса рассказала АиФ.ru о своих новых ролях и о том, почему отказывается от работы со знаменитыми брендами одежды.

«У меня характер сильный. Мне не дают роли «тихих Алёнушек», — говорит Ирина Розанова. Фильм Валерия Тодоровского «Одесса», в котором Розанова сыграла одну из главных героинь, стал Фильмом открытия кинофестиваля Кинотавр-2019.

Ольга Шаблинская, АиФ.ru: Ирина, количеству проектов, в которых вы заняты, позавидует, пожалуй, любая актриса. А сами вы удовлетворены тем, как сложилась ваша кинематографическая судьба?

Ирина Розанова: Да подождите меня хоронить! Что значит «удовлетворена»? Я ещё поработать хочу! Сейчас у меня время такое, что порой всё проходит в режиме нон-стоп, правда! Могу отметить проект Валерия Тодоровского «Одесса», в котором я недавно снималась. Там Леонид Ярмольник, Вова Кошевой, Ксюша Раппопорт, Евгений Цыганов. Женечка Брик (супруга Валерия Тодоровского — ред.) второй раз играет мою дочку.

 

 

 

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Публикация от Irina Rozanova (@rozanovairina2017) 23 Апр 2019 в 9:40 PDT

А в новом сериале «Мамы чемпионов» мне досталась роль очень сильной женщины. Представляете, что такое мама-тренер и что такое профессиональный спорт? Она хочет, как ей кажется, лучшего для своей дочери. Безусловно, как и любая мама. Старшему поколению действительно кажется: «Я же лучше знаю! Я же жизнь прожила». В чем-то моя героиня действительно жестокая, навязывает свою волю, но делает это из добрых побуждений. У меня ведь у самой характер очень сильный, мне не дают играть «тихих Алёнушек». Но зрители всё равно пишут: «Нет, Ирина, вы добрая и хорошая, хоть и негодяйку сыграли, а мы вас любим». Люди у нас наивные — верят в то, что актёр в жизни такой же, как в кино. Когда вышла картина «Жили-были», где я играю пожилую вдову в платочке, живущую в деревне, зрители говорили: «Боже, как её испортили. В жизни намного лучше». Как им объяснишь, что я сама себя в кино «порчу» направо и налево? Мне это интересно, я не люблю, когда все роли — на одной ноте.

— А как вы относитесь к своим поражениям?

— Я бита была всеми, меня только печкой не били. Однажды один артист мне сказал: «Ты не знаешь, что это такое — проснуться знаменитой». Я, правда, этого не знаю. Свой путь я действительно выстраивала сама. Мне нравится моя профессия, я ловлю кайф от съёмок. Когда приезжаю на площадку, сразу энергия появляется. Мы ведь как цирковые лошади: на сцене всё проходит, и адреналин начинает зашкаливать. Но, если я хочу отдохнуть, то обязательно себе устрою выходной. Надо заряжать батарейку. Мне вообще очень хорошо с самой собой. Иногда среди большого количества людей мне становится одиноко. И я стараюсь не ходить туда, куда мне не хочется. Хотя это, может, и надо для работы, но мне лично не надо. Могу сесть одна в машину и поехать куда-то. Особенно мне нравится на автомобиле путешествовать по Европе — там такое уважение друг к другу на дорогах! Хорошо помню отдых в Венеции: с утра плавала, а дальше острова Мурано и Торчелло…

Обожаю Венецию! Кому-то каналы воняют, а мне там ничего не воняет. Была поездка в Коста-Рику и Панаму, летела туда пятнадцать часов. Незабываемо. В детстве я проехала с родителями миллион городов, потом мы осели в Рязани, поэтому я выросла такой цыганкой-кочевницей. Помню, мама оставила меня на воспитание бабушке, вернулась, а я уже бабушку мамой называю. Конечно, у мамы случилась истерика, и меня забрали обратно. Моя мама была актрисой. А бабушка пережила войну — простая уборщица, практически без образования. Дед ушёл воевать, а бабушка воспитывала семерых детей. Дед Василий дошёл до Берлина, а она взяла мою тётю Раечку и поехала в Берлин: а то вдруг её Ваську уведут. Потом дедушкину часть расформировали, и они вернулись. А ушёл из жизни дед в 40 лет, просто из-за ангины — не знали, как её лечить. И бабушка подняла детей сама: локти кусала, плакала, но всем дала высшее образование.

— В кадре ваши героини часто щеголяют в шикарных костюмах. А в обычной жизни вы такое носите?

— Абсолютно нет. Захожу недавно в магазин, на мне джинсы и майка. А мне говорят, что я все равно на артистку похожа. Классно же! Когда мне знаменитые бренды предлагают сотрудничество, отказываюсь, говорю: их великолепие не подойдёт мне (улыбается). Честно, красивых платьишек мне и на работе хватает. А у меня, как сейчас говорят, стиль casual. Есть вещи, с которыми я всю жизнь не расстаюсь. Например, пальтишко, которому уже 10 лет — как вторая кожа. Вот эти чуни видишь? Купила их в Японии, когда ездила туда вместе со спектаклем «Чайка». Лежали они у меня триста лет, а я ведь люблю перебирать коробочки. В этом году достала одну, вспомнила про чуни и была удивлена, как же в них удобно ходить. Я в них прямо растворяюсь. Дождались своего времени. Я обожаю бродить по блошиным рынкам Италии. Но антикварные вещи у себя дома не люблю, потому что для меня это музейные экспонаты. Я не могу представить, чтобы своей попой уселась на старинный антикварный диван. Мне нужно, чтобы моя мебель жила со мной.

— Дом — это ваше место силы?

— Я же Рак, поэтому люблю полежать дома. В свободное время занимаюсь цветами, перестраиваю жилище. Могу зарыться, обнулиться и полностью уйти в дом. У меня был сложный период в 2010 году, когда из жизни ушёл папа. Вообще тот год был каким-то сумасшедшим. И тогда я взяла краски и начала разрисовывать икеевские глиняные горшки. Раньше мне говорили: «Давай тебя научим». А я всё упиралась, мол, не надо, не трогайте меня. А когда сама сделаю, отойду подальше, посмотрю на собственное творение и подумаю: «Божечки! Неужели я сама это придумала и нарисовала?». Восторг детский! Половину уже раздала.

— И в каком стиле вы пишете?

— Я так, малюю… Может, когда наступит пенсия, буду больше рисовать где-то на берегу моря, на природе или просто у себя дома. Я люблю живопись. А чем же ещё вдохновляться?!

Источник